Профессор Perronne осудил вакцинацию против Covid-19

Друзья, наконец-то стали делаться очень важные заявления научным сообществом. Очень может быть, что разум победит и обязательные «меры» могут быть отменены… Профессор Perronne был приглашен в парламент Люксембурга для обсуждения вакцинации против Covid-19.

Предлагаем к прочтению выступление профессора Perronne в парламенте Люксембурга.


Мадам президент, господа депутаты, я благодарен за честь сегодня присутствовать здесь. Вначале я хочу напомнить о моём профессиональном опыте. Я президент комиссии по инфекционным болезням.

В течение 15 лет я был советником в совете здравоохранения французского правительства, был советником по управлению эпидемиями, санитарными кризисами, я был президентом технического комитета по vakцинациям. Я возглавлял (был президентом) политическую составляющую по вопросам vakцинации во Франции. Я не антиваксер как меня некоторые медиа называют. Я уверен в том, что вaкцинация представляет интерес. Я даже был вице-президентом Всемирной Организации Здравоохранения в течение многих лет, в составе группы экспертов по вaкцинам для всего региона Евро ВОЗ, которая намного шире Европейского союза, эта зона включает Россию, Центральную Азию, Турцию, Израиль, это зона Евро ВОЗ.

Это всё-таки мой опыт одновременно в области эпидемий и вaкцинаций. У меня есть два сообщения, которые я хочу вам передать (высказать) по поводу этого кризиса.

Первое — что мы презираем науку, второе — что мы презираем (издеваемся, насмехаемся, попираем) право.

Мы поиздевались над наукой, потому как все решения, принятые нашими политиками, которые опираются на экспертов, которые, к несчастью, представляют общественную угрозу, и их главная проблема — это конфликт интересов с фармацевтической индустрией. Они принимают решения втихаря и не предоставляют абсолютно никаких научных референций (справок, документов, доказательств и т.п.).

Я был очень хорошо знаком с Жаном Франсуа Дельфресси, президентом и главой научного совета Франции. Мы знакомы с ним с тех самых пор, когда он был ещё интерном, в 1978 г. Несколько недель назад я позвонил ему. Я сказал: «Послушай, Жан Франсуа, у нас возникли разногласия, я хотел бы провести с тобой дебаты, потому что твои заключения никак не обоснованы и мы не знаем того источника, из которого ты делаешь свои заключения». И тут он мне отказал. Он отказал в дебатах. Поэтому сегодня я чувствую себя достаточно смело.

Уже два года я борюсь в медиапространстве Франции, я написал две книги, они никогда не были оспорены научным сообществом. Там десятки страниц доказательств, их источников, я ни разу за эти два года не изменил своей позиции и никто не усомнился в правдивости моих слов. Даже если Медиа ежедневно зовут меня заговорщиком. Потому как это единственное слово, которое они находят как аргумент.

Итак. У нас нет научных доказательств. И даже если и есть то, что можно назвать научным доказательством, мы там видим набор мошеннических приёмов. Те публикации в самых значимых газетах мира были фальшивыми.

Вы все помните историю с The Lancet, когда хотели дискредитировать хлорокин, когда заплатили команде, подкупили журнал, чтобы они опубликовали мошенническое исследование. Это исследование заблокировало всё в целом мире. Недавно вы видели в British médical journal, Пфайзер гэйт, показавший только часть исследования Пфайзер, чтобы получить разрешение продавать их так называемую вaкцину. Это был мошеннический ход. Медиапространство во Франции молчало, только журнал «Фигаро» опубликовал маленькую статью. Это всё- таки довольно скандальное происшествие. Потому как, когда в Лансет вышла статья, всё медиа пространство говорило об этом.

Конфликт интересов главенствует. Это касается экспертов, это касается медиа, то, что я говорю, это не фэйк, это достоверный факт. Правительство Франции вот уже как два года платит десятки миллионов евро каждый год главным медиа платформам. Итого медиа получили уже три миллиарда евро. Три Миллиарда евро! Якобы денег нет, кассы пусты, но медиапространствам дано было три миллиарда евро. Мы могли бы построить много больниц.

Далее. Эти продукты, именуемые вaкцинами. Я многие годы был признанным специалистом по вaкцинам не только во Франции и в Европе, но и в мире.

И я считаю самым главным скандалом этой эпидемии тот факт, что нас заставляют верить в то, что эти продукты именуются (являются) вaкцинами. Но они абсолютно не являются vakцинами.

Первым доказательством этого на сегодняшний день является тот факт, что они не функционируют (не работают): они не защищают от заражения, они не защищают от осложнений (опасных форм), и на сегодняшний день нам известно, что более чем 90% людей в реанимациях это те, кто получил две или три дозы этой «вaкцины». Она не защищает от передачи вируса.

Это формальное доказательство того, что эта инъекция не является vakциной. Нужно остановить это безумие (délire — бред) и перестать делать инъекции людям от той болезни, которая не является смертельной.

Где они все те, кто умер от этой болезни? Да, есть цифры, но они были раздуты из-за этого теста ПЦР, который не используется по правилам, нарушая научно допустимые нормы в обычной ситуации.

Мы раздули цифры эпидемии. Мы раздули количество погибших. Потому что люди, попадающие в больницу из-за чего бы то ни было, имея позитивный тест на ковид, были определены как погибшие от ковида. Хотя они погибли от чего-либо иного.

Далее. Меня глубоко шокировало как специалиста по vakцинам то, что по всем правилам следует выждать 10 лет для того, чтобы легализовать какую-либо вакцину. 10 лет. К тому же, наблюдая скандал с беременными женщинами, замечу, что даже после 10 лет исследований, и после того как vakцину одобрят как рабочую и легализуют её выводом на рынок, то для того, чтобы вводить её беременным, нужно ещё больше времени для её проверки. А тут мы видим, что беременным её рекомендуют спустя всего несколько месяцев. Меня шокирует полное отсутствие научных исследований.

Наше правительство говорит, что теперь нужно три дозы, скоро нужно будет четыре, потом пять доз, потом шесть доз, потом семь доз, и мы не знаем где конец, при всём при этом — ноль научных данных, на которых эти решения основываются.

Меня шокирует, очень шокирует то, что европейское агенство медикаментов (Е.М.А.) не знает (это данные этого лета 2021) тотальной точной композиции этой инъекции. Тем не менее, оно (агентство) допускает её.

Итак. База данных говорит, это то, что мы знаем официально, это то, что vakцина убила 35.000 человек в Европе и 25.000 в Америке, и так же сотни спортсменов.

В Америке увеличились случаи рака с тех пор, как началась vakцинация, это данные американского общества онкологов. Я думаю, что самый яркий пример, это тот факт, что те страны, которые не настаивали на vakцинации, или те страны, которые прекратили вaкцинацию, это страны, в которых эпидемия прекратилась. Как пример я дам Индию.

И последнее слово будет о наших правах. Я скажу, что это всё нелегально. Потому что, как было сказано ранее, разрешение на рынках под очень большим вопросом, оно абсолютно условно, и истинное разрешение может быть получено исключительно после длительных и многолетних изучений и после того, как будет доказано, что лечения найдено не было.

Было сделано более сотни научных публикаций, где было доказано, что эффективное лечение существует и особенно, хочу напомнить, это крайне важно, мы находимся всего лишь в третей фазе эксперимента.

Следуя Нюрнбергскому кодексу и интернациональному праву то, что сейчас происходит, абсолютно нелегально и совершенно запрещено.

Нельзя обязывать людей делать инъекцию экспериментальным продуктом. Весь парламент, который голосует за то, чтобы обязывать людей делать инъекции нелегальным, непроверенным продуктом, экспериментальным продуктом может быть призван к наказанию, к интернациональному трибуналу за допущенную ошибку экстремально большого размера. За то, что из-за этой ошибки жизнь человечества находится в опасности.

И я закончу некоторой информацией. Есть информация, что от вaкцин умирают. И сейчас мы знаем, что тех, кто умирает от вaкцин, гораздо больше чем тех, кто умирает от Covid-19.

Потому как от Covid-19 смертность практически нулевая. Из моего личного окружения от этой «vakцины» умерла девушка 17 лет, и молодая женщина 20 лет. Они умерли через день после вaкцинации от инфаркта миокарда. Я никогда, ни разу за всю свою карьеру не видел, чтобы кто-нибудь умер от инфаркта миокарда в 20 лет или от эмболии лёгких.

Итак, я вас прошу наложить мораторий на эти продукты, которые не являются вaкцинами. Которые были неправильно оценены и оценить эффект которых можно будет только спустя несколько лет. Я благодарю вас.


Благодарность за перевод Юлии Семеновой, Франция

Оригинал — https://lemediaen442.fr/le-pr-perronne-recu-au-parlement-du-luxembourg-pour-debattre-sur-vaccination-contre-la-covid-19/

Источник

Напиши комментарий

%d такие блоггеры, как: